Пиши статьи, зарабатывай вместе с нами! Подробнее

5 экранизаций, которые обязательно следует посмотреть

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading...Loading...
Кинематограф

Комментариев: 0
Автор:

Кино уже с первых своих самостоятельных шагов активно заигрывало с литературой — здесь и «Путешествие на Луну» Жоржа Мельеса, и «Большое ограбление поезда» Эдвина Портера, и позже культовое «Носферату» Вильгельма Мурнау. Ну а там как понеслось, ух. Большой сценарный кризис в Голливуде (да и не только в нем) спровоцировал новую волну внимания к признанной стопроцентной классике — ее следы были заметны и в «Анне Карениной» Райта и в «Больших надеждах» Ньюэлла, которые почти одновременно вышли на экраны в 2013 году. В 2015 мы также увидели немало экранизаций, но их характер был очень даже отличный: здесь доминировали книги если не малоизвестные, то такие, которые становятся объектами внимания режиссеров не так уж и часто. Вашему вниманию представлена подборка самых интересных из них. Как говорится: читайте книгу — смотрите фильм.

«Оливия Киттеридж» (реж. Лиза Холоденко)

Оливия Киттеридж

Да, это именно та Лиза Холоденко, у которой украинские корни и которая сняла нашумевшую ленту «Детки в порядке». Прошлой осенью по телевидению показали ее последнюю работу, мини-сериал в четыре серии, снятый по роману американской писательницы Элизабеты Страут, которую уважают там и о которой практически ничего не слышали здесь; ну разве то, что она получила Пулитцера-2009 именно за «Оливию Киттеридж». Оливия (невероятная Фрэнсис МакДорманд) — учительница математики и настоящий, патентованный тиран в юбке, которая годами (а действие растягивается лет так на двадцать) не дает продохнуть ни мужчине (Ричард Дженкинс), ни сыну-невротику, боится одиночества, но бежит именно в него, рядом с ней невозможно быть, но именно она может отговорить и от убийства, и от самоубийства, и прийти на помощь, когда вы не нужны уже даже себе. И ангелом от этого не становится.

Эмоциональный фейерверк со знаком минус, который, перемножившись на множество подобных знаков, в конце дает очень неочевидный плюс. И в этом ценность мини-сериала, который на самом деле просто по-сериальному смонтированная хорошая американская драма — в оттенках, недомолвках, неуверенности. Холоденко пришлось существенно переработать первоисточник: где у Страут тринадцать текстовых блоков, из них только в нескольких Оливия главная героиня, а в других — просто одна из персонажей историй, рассказанных другими жителями провинциального городка, там у режиссера единственный рассказ с железно расставленными акцентами. И в данном случае это хорошо: похожие вещи от экранизаций многое теряют, но в конце все же выигрывают — их начинает читать и любить куча людей. С «Оливией» должно быть именно так — слишком уж круто Холоденко справилась с работой.

«Двойник» (реж. Ричард Айоаде)

Двойник

Британцы любят русскую классику, вот и этот фильм тому подтверждение — новая и, вероятно, самая интересная за последнее время экранизация Федора Михайловича, к тому же — весьма неоднозначной его повести, ранней (Достоевскому тогда 24), амбициозной и неровной. Свободная интерпретация Айоаде лучше всего подходит такому тексту. Голядкин-Саймон Джеймс — простой, безликий, затюканный клерк, не может ни подойти к любимой девушке (Миа Васиковска), ни предложить начальнику план оптимизации работы. В критический момент, когда он доведен до предела, появляется Джеймс Саймон — его физический двойник, наглый грубый плейбой, который стремительно перебирает жизнь в свои руки. И все это в минималистичных и эксцентрично-абсурдистских декорациях — действительно кафкианских — напоминающих то Гондри, то Гиллиама, и главное: они работают. Целостность на лицо.

Айзенберг очень хочет стать хорошим актером, и здесь ему это почти удается: не слишком убедителен в роли злого двойника, главного героя, а заодно и «маленького человека», измученного обыденно-инфернальным, он воплощает удивительно органично. «Двойник» вообще вышел достойной работой — принципиально нескучной, динамичной, живой; «Правильно переосмысленная классика», одним словом. В противоположность, например, нынешним «Бесам» Хотиненко, которые без горьких слез и смотреть трудно. Достоевскому, к которому уже традиционно относятся с надоевшим благоговением, сильно не хватает таких, как Айоаде — профессионалов, которые не боятся экспериментировать. И игриво спорить с авторитетами. И выигрывать от этого.

«Хоббит: Битва пяти воинств» (реж. Питер Джексон)

Hobbit

Австралиец только поставил точку в пятилетний работе над своей второй трилогией, а обыватели уже думает: насколько на этот раз хватит Джексона, когда и за что он возьмется впоследствии — «Дети Хурина», «Приключения Тома Бомбадила», отдельные истории из «Сильмариллион»? Правда, есть подозрение, что больше ничего не будет, и другой экранизации Толкина нам не увидеть — тема, очевидно, закрыта надолго. Но все ли в этом закрытии нравится? Далеко не все. И дело не в том, что из небольшой повести сделали три фильма общим хронометражем в 8 часов — здесь как раз радуешься возможности чем дольше быть в приятном обществе; и не в том, что добавилась куча персонажей, от Барда и орка Азога до эльфийки Тауриель и ее романа с гномом — многое из этого действительно по-новому и удачно подсветили давно известные вещи; и даже не в том, что почти все время третьей части отдано под битву, какой еще Голливуд никак не видел, уровень спецэффектов бьет тяжелым мешком по голове, а война Добра со Злом нам сейчас тоже кажется вещью первоочередной.

Дело во всем совокупно, и главное в том, что Джексон решил усовершенствовать Толкиена, подправить его, доработать. Во «Властелине колец» он себе этого не позволил, а в «Хоббите» считал необходимым. С одной стороны, это и сделало такой грандиозный проект, с другой — Джексон прогнулся под ту систему, с которой так долго и так упорно — и с многочисленными победами(!) — боролся. Действительно, «Хоббит» не столько экранизация, как интерпретация, не столько благоговейный перенос книги на экран, как активная полемика с ней, напряженный диалог двух художников.

В процессе этого безвозвратно потерялась атмосфера уютного Средиземья, где даже самая страшная война продолжается несколько страниц, и окончательно потерялся Бильбо, который у Толкина был единственным и неизменным центром всех событий, — тут же главная роль отошла то ли Торину Дубощиту, то ли Битве как таковой. Поэтому эпичность этого всего трудно даже обсуждать, но также трудно отмахнуться от мысли, что с ней, а заодно и с режиссерской свободой сюда пришел Голливуд в его самом неприглядном, чисто потребительском виде. Домой, после многолетних приключений, ты неизбежно возвращаешься другим — так было с Бильбо, так случилось с Питером Джексоном. Все логично. Светлая печаль. Но и желание нет еще раз прочитать небольшого «Хоббита, или Туда и обратно» — оригинальное название прекрасной книги, которую, кстати, так и не использовали.

«Самый опасный человек» (реж. Антон Корбайн)

Самый опасный человек

У уже легендарного фотографа и клипмейкера Корбайна складываются непростые отношения с кинематографом: первый фильм, черно-белый «Контроль», рассказывал о последних годах солиста Joy Devision Иена Кертиса, и хотя был принят с восторгом, интересен скорее фанатам и поклонникам сдержанного европейского фестивального арт хаус; второй, «Американец» с Клуни, был неплохим драматическим триллером, но также на серьезного любителя. И вот вышел «Самый опасный человек», снятый по относительно свежей книге короля шпионских романов Джона Ле Карре. Проблем здесь куча и еще немного, потому что Корбайн не только берется целиком за «не свое» кино — густое, злободневное, с десятком персонажей, перенасыщенное шпионскими коллизиями — но и выбирает для этого не лучший первоисточник.

Ле Карре, действительно, сформировал целый жанр и влияние по касательной на многих знаковых авторов, но всему есть предел: и холодная война давно позади, а в книге британца немецкий шпион (последняя роль Филиппа Сеймура Хоффмана) следит за российско-чеченским эмигрантом Иссой Карповым (Григорий Добрыгин), чей отец еще в середине восьмидесятых изнасиловал его маму-чеченку, пытаясь подкопаться под известного мусульманского филантропа, которого он подозревает в финансировании терроризма. Сюда же добавьте сомнительного банкира (Дефо), адвоката по правам человека (Макадамс) и начальницу ЦРУ (Райт), и получите еще один, очень типичный и в своих нелепостях, и в своих многочисленных кульбитах политический триллер.

Очевидно, в кино Корбайна говорится об ответственности и личный выбор, и о том, что самым большим злом может оказаться сама система, которая с ним вроде бы и борется. Но все это тонет в ненужной и не совсем интересной сюжетной гонке, и блестящий актерский ансамбль здесь не понятно для чего: большой потенциал тратиться впустую, и никаких финальных прозрений не стоит ждать. Так бывает: когда и не провал, и не то, что крайне необходимо запомнить. Скорее неприятность, что столько усилий являются причиной такого скромного результата. Жаль.

«Исчезнувшая» (реж. Дэвид Финчер)

Gone girl

Финчер второй раз подряд экранизирует международный бестселлер детективно-триллерного толка, и если «Девушка с татуировкой дракона» была очень посредственной (особенно на фоне шведской экранизации), то «Исчезнувшая» получилась куда интереснее — уровень фирменных режиссерских неоднозначностей и поливариантностей в книге-основе — это именно то, что надо. «Исчезнувшая» американки Флинн — хорошей, но не выдающейся писательницы — неизвестно сколько времени пробыла на вершинах всевозможных списков, и это вполне оправдано: история о супругах, где оба все время, что были вместе, притворялись и мерили маски, а также после таинственного исчезновения жены, в свете вспышек прессы и криминалистов, продолжали заниматься тем же, была одной из лучших психологических книг десятилетия.

Тема ненадежного рассказчика — сфабрикованные «личные» дневники, ложные «воспоминания», постоянно меняющиеся показания — была доведена до предела виртуозности, и именно это подкупило Финчера: уже с «Игры» это стало, вероятно, его любимым приемом. Замечательный кастинг (Аффлек-Пайк) и прекрасный сценарий, его взялась делать сама Флинн, несколько по ходу меняя, позволил режиссеру создать ленту, которая, вероятно, вышла лучше первоисточника: слишком увлекательно смотрятся на экране все те поиски подсказок, которые в книге педалируются значительно очевиднее, слишком удачно расширяет Финчер интерпретационное поле, от волшебных невротиков и человеческой природы переключаясь на вещи еще более масштабные. Ведь очевидно, что супер-Эми — это не только плод буйной фантазии родителей девушки, но и Америка как таковая, чистая тебе Страна грез.

«Исчезнувшая» — это хорошее продолжение одной из двух ключевых тематических линий Финчера, куда следует отнести и «Социальную сеть», и также «Бойцовский клуб» — линии, которые жертвуют всем в пользу общественной сатиры. Другая воплотилась в «Семи», «Игре» и лучшем фильме режиссера, невероятном «Зодиаке» — чистые триллеры, эталоны жанра, именно в них режиссер достигает пика формы. И сколько бы сейчас он не снимал «карточным домиком», мы ждем его возвращения к истокам. А пока утешаемся и этим.



Не получили ответ на свой вопрос?

Предложите авторам тему:





Похожие статьи