Пиши статьи, зарабатывай вместе с нами! Подробнее

Экранизации 2014-2015, которые заставляют задуматься

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/1
Loading...Loading...

Комментариев: 0
Автор:

В данной статье вашему вниманию представлены 5 экранизаций, которые заставляют задуматься о многом. Различные жанры и тематики. Все, что пронизывают нашу жизнь. Сквозь метафору режиссеры передают множество ценной информации. И так, поехали!

«Ужасы по дешевке» (Или Страшные сказки) (Джон Логан)

Ужасы по дешевке

Еще один сериал, и не удивительно: огромный процент всего интересного в киноиндустрии уже не первый год приходится именно на них. Penny Dreadful не исключение, хотя что-то похожее мы уже видели — и в «Лиге выдающихся джентльменов», и в настоящее время демонстрируемом «Чем дальше в лес»: речь о фильмах, где героями становятся персонажи разных, пусть и в чем-то принципиально не связанных текстов. Рапунцель и Красная Шапочка, капитан Немо и доктор Джекил — в работе Логана, который, между прочим, был сценаристом и «Координат «Скайфолл», и «Гладиатора», рядом сосуществуют Виктор Франкенштейн и его учитель (!) Абрахам Ван Хельсинг, граф Дракула и Дориан Грей, оборотни и египтологи, проститутки-эмигрантки и роковые красавицы. Викторианская эпоха остается идеальной декорацией для самого разнообразного кино — слишком она эклектична, слишком много возможностей скрывает. Хочешь, костюмированные драмы снимай, хочешь — детективные истории или сентиментальные рассказы, а лучше — все вместе, замешанное на мистике и триллере.

«Ужасы по дешевке» идут именно по этому пути — жонглируя жанрами и первоисточниками, демонстрируя то, что, без сомнения, самое остросюжетное и живет, насыщаясь абстрактным постмодернизмом. Добавляем сюда Еву Грин и Тимоти Далтона — и получаем один из самых интересных сериалов года. В условиях дефицита действительно свежих идей и нежелания хороших режиссеров прибегать к тривиальным прилизанным экранизациям проверенных литературных хитов решение свести в одном пространстве героев давно известных, но в таких комбинациях нигде не виданных, может оказаться золотой жилой. Такими и оказываются «Ужасы по дешевке» (так когда-то назывались дешевые хоррор-издания), которые очень скоро стали фетишем не только на кафедрах культурологии, но и среди широких и многочисленных слоев населения — вкусный сериал малопонятным интертекстом не испортишь. И пусть никаких премий на Золотом глобусе ему не светит, но второй сезон уже ждут с невыразимым зудом.

«Враг» (реж. Дени Вильнев)

enemy

Еще одна крайне произвольная интерпретация «Двойника», но отсылает она на этот раз не к Достоевскому, а к Жозе Сарамаго — португальцу, нобелевскому лауреату, автору «Слепоты», «Перебоев со смертью», «Воспоминаний о монастыре», «Евангелия от Иисуса», в конце концов.
Одну из книг хотел экранизировать Феллини, другую же перенес на экран Фернанду Мейреллиш, но подчинился ли ему едва ли не последний великий писатель старой Европы — вопрос открытый. Как и получилось ли что-то путное у Вильнева. Канадский режиссер не дает сказать о себе что-то определенное: с одной стороны, он автор сильных «Пожаров», что собрали кучу наград, с другой же — снял «Политех» и «Пленниц»; нет, вовсе не халтура, просто что-то мертворожденное. Одной рукой берет не последний роман не последнего автора, а другой делает с ним что-то совершенно неожиданное, выдавая на гора «бессмысленый и беспощадный» арт-хаус, который, однако, трудно обойти вниманием — что-то очень важное там есть.

Если по Достоевскому и Айоаде ощущался Гоголь и Гофман, конечно игривая стихия, то сквозь Сарамаго и Вильнева проглядывают метафизические бездны ветхозаветного масштаба, отфильтрованные и через Нолана, и через Линча. Плюс ли это — непонятно. Преподаватель истории Адам — подавленный и депрессивный — берет в прокате третьесортный романтический фильм, и где-то на заднем плане, ошарашенно замечает актера, один в один похожего на себя. Он начинает его искать и все-таки находит: тот женат, вот-вот станет отцом, работает актером в похабных фильмах и у него идентичный шрам на животе. К чему бы это? Кино получилось по-своему наглым и таким, что может сильно раздражать: и туманностью месседжей, и визуальным воплощением, и фирменной режиссерской холодностью; еще и эти пауки… Но в том и ценность, тем оно и интересно — нравиться оно не хочет, Вильнев снимает другое кино, а какое именно — посмотрите. А потом почитайте большого португальца.

«Окажись в моей шкуре» (реж. Джонатан Глейзер)

Under the Skin

Если у Вильнева вышла неоднозначная картина скорее со знаком минус, то странность нетипичной новизны ленты Глейзера, очевидно, с противоположным знаком. Фильм-событие, фильм, который всколыхнул прошлогодний Венецианский фестиваль и окончательно утвердил Скарлетт Йоханссон в статусе одной из главных актрис своего поколения. В основе — дебютный роман Мишеля Фейбера, тихого гения европейской литературы, автора сногсшибательного «Огненного Евангелия». Правда, осталось от того романа в процессе экранизации совершенно мало, слишком много там держалось на атмосфере и постепенном обнажении сути событий, но и ключевого сюжетного хода хватило, чтобы зрителей задело (и они даже онемели): молодая девушка, на самом деле инопланетянка, ездит трассами Шотландии, подбирает попутчиков, обольщает их, отвозит к старому дому и вместо секса с ними (хотя здесь как посмотреть), превращает в пищу для своих — там это считается деликатесом, и туда она все это и переправляет, а как — это отдельный конгениальный во всем остальном эпизод фильма. Хотя многое из вышесказанного становится ясно только из книги, у Глейзера же — тревожное недоумение.

О чем эта картина точно — не возьмется сказать никто: может, про телесность и гендер, может, про Другого и проблемы коммуникации, может, про переосмысление фигуры обычно маскулинного маньяка и его слабой жертвы, а может о том, что человечество, несмотря на все, таки не обречено и у него есть шанс. А может, и наоборот. «Окажись в моей шкуре» — образцовая, открытая на все интерпретационные стороны притча, где открытость эта совсем не раздражает, даже больше — постоянно подпитывает интерес, включая зрителя в процесс максимально. Очень важен и свежий фильм, даже вне первоисточникв, обратиться к которому — отдельное гарантированное наслаждение. И, нет — это не фантастика.

«Несломленный» (реж. Анджелина Джоли)

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Вторая режиссерская работа Джоли, которая базируется на книге-бестселлере, которая, в свою очередь, основана на реальных событиях. А сценарий помогали писать сами братья Коэн. Давайте разбираться. В 1936 году на Играх в Берлине Луи Замперини, простой американский парень, показал рекордный результат в беге на 5000 метров, был представлен фюреру, позже ушел на войну, стал летчиком, был сбит, дрейфовал почти 50 дней в открытом море, попал в японский плен, прошел ад причудливых пыток и вернулся домой. В 2010 Лаура Хилленбранд написала на основе этой жизни книгу «Несломленный», а чуть позже привлекательная многодетная мама Голливуда приступила к ее экранизации. Хотя впервые снять эту историю планировали еще в конце пятидесятых!

Джоли, голубь мира, волонтер и гуманист, и фильмы выбирает себе под стать: о воле к жизни, ужасах войны, всепобеждающей силе надежды и Человека. И это прекрасно: за «Несломленным» чувствуется традиция большого героического американского кино (Спилберг, Иствуд, Форд), имеется и прозрачность и простота месседжей, которые не обращаются в конце в дешевую банальщину. Так, на все 2 часа эпического размаха не хватает, Джоли-режиссер ощутимо теряет во второй половине; так, исходя из названия, мы можем спрогнозировать финал и не будет никаких неожиданностей; так, имеем достаточно плоское и раздражающее нас видение Второй мировой (где речь идет о решающей роли союзников), а бесконечные испытания человеческого духа понемногу начинают надоедать уже где-то на середине. Но фильм Джоли однозначно удался, плюсов здесь все равно значительно больше, смотреть это надо. А как для похода в кино на Рождество (а лента вышла именно тогда) — и вообще хороший вариант. Жизнеутверждающий приключенческий фильм — не больше, но и никоим образом не меньше.

«Трудно быть Богом» (реж. Алексей Герман)

Трудно быть Богом

Каким годом датировать этот, без сомнения, эпохальный фильм — вопрос открытый. Но так как широкий зритель увидел его в конце 2014 — начале 2015, то так и будем считать. Этот подход касается, кстати, и других лент в этом списке. Фильм, ставший легендарным еще до своего выхода, так как работа над ним продолжалась почти 15 лет, хотя снять его Герман хотел еще в конце шестидесятых, периодически возвращаясь к замыслу. Ежегодно, начиная со второй половины двухтысячных, мы слышали, что в следующем он точно выйдет, а потом дата переносилась, и все продолжали нервно ждать, ловя те крохи, что просачивались в медиа-пространство.

Никакой пиар-стратегии по этому и близко не было — просто Герман высшей пробы перфекционист, снимать он закончил еще в 2006, а затем много лет работал над звуком, «вылизывал» его, приближался к совершенству. Когда лента вышла в прокат, удивление только усилилось: и как такое можно было сделать за такой короткий срок? Мы получили не просто множество кадров-картин, которые Герман мог репетировать неделями, а настоящий фильм, который будто бы затапливает, причем в буквальном смысле: действие практически тонет в самых нечистотах, все происходит в условиях предельной загущенности — и на уровне проблем, но и на уровне материи.

Никакой кристальной прозрачности верхних сфер здесь нет и близко. Мир выглядит именно так: дон Румата, ссыльный-землянин, пытается спасти все лучшее на другой планете, а именно в государстве Арканар, в условиях вечного средневековья, очень похожего на ХХ века, за которым никак не приходит Ренессанс, но на смену Серым приходят Черные; и условия эти не только не стерильные, но такие, которые делают невозможным любую внутреннюю гигиену в принципе — не вмешиваться в ход событий сил больше нет, но и вмешавшись ты сделаешь только хуже. Выбор вроде простой, но эта кажущаяся простота — в мире Стругацких-Германа ничего однозначного не существует.

Стругацкие получили свою лучшую экранизацию на годы, так как у Германа получилась не просто еще одна универсальная притча о самом важном, но и очень точное воспроизведение того, о чем говорилось в книге, пусть финальные акценты и существенно изменены. Представить что-то столь же мощное пока просто невозможно. Несмотря на то, что Герман умер, так и не доведя дело до финальной точки, лента его, как считают отдельные горячие головы, не преодолена — он в очередной раз доказал, что, несмотря ни на что, прилагать все усилия очень нужно, пусть они и обречены с самого начала — по-другому просто невозможно, по-другому все обречено еще больше. Об этом же, собственно, и «Трудно быть Богом». Трудно быть не только Богом, но и человеком. Человеком в первую очередь. А таким, как Герман, и подавно.



Не получили ответ на свой вопрос?

Предложите авторам тему:





Похожие статьи